?

Log in

No account? Create an account

К древним | К свежим

Насколько понял, русский язык с момента своего отпочкования от древнерусского плавно и положительно эволюционировал. При этом уменьшались животные эмоциональные компоненты и увеличивались информационные технологические.

Фиксация этого роста в официальных регулирующих документах, как всегда, отставала и происходила рывками, в основном, во время кризисов страны. Такой была большевистская реформа, которая переписала регулирующие документы, на что долго не решалось консервативное царское правительство.

В то время как русский язык (язык московского государства) плавно и положительно повышал свой эволюционный уровень, ранее древнерусские языки тёплых регионов (Украина, Белоруссия и т. д.) больше деградировали, чем развивались. Виною чему был климатический потолок развития в сочетании с длительным разлагающим воздействием "благ" цивилизации.

Поэтому, естественно, дистанция между русским (московским) языком и "тёплыми" украинским/белорусским постепенно увеличивается. Не говоря уже о языках ещё более тёплых славянских регионов.

Как бы.

На картинке (график расчётной солнечной радиации) видны пики и впадины. Регулирующие грамматические документы переписывались, в основном, в них. В частности, эти экстремумы, остались в истории, как эпохи "перестройки", эпоха русских революций, эпоха Наполеона/Пушкина, эпоха мальчика-Петра с реформой церкви и первыми научными учебниками.

На другой картинке эпоха Наполеона/Пушкина показана крупным планом.

Чуть не забыли о стилистике. "Древность" стилистики уже неуловимо чувствуется в довоенных текстах (1920-1930гг). Отчётливо видна в текстах Карамзина (начало 19-го века). Кажется на треть "украинской" в текстах Ломоносова". И на две трети - в письмах Ивана Грозного.

Можно ожидать, что стилистика развивалась от простого к сложному и продолжает развиваться и сегодня. Поэтому в прошлом попробуем найти аналоги очень упрощённой стилистики, например, современной английской.

Так, у Карамзина в "Бедной Лизе" мы читаем "Может быть, никто из живущих в Москве не знает так хорошо окрестностей города сего". Здесь мы видим два примитивных оборота, свойственных также современному английскому: вынос указателя "сего" в конец (для упрощения логики). И старательное употребление "быть", которое есть в английском, но опускается в русском в целях скорости произношения и как знак пренебрежения собственным "я".

Далее читаем: "никто чаще моего не бывает в поле, никто более моего не бродит пешком". Здесь мы видим отголосок "чукотского" "моя твоя не понимай". Использование слова "моего (тела)" вместо "меня" - это недостаточно чёткая работа аппарата абстракций, характерная для древних людей. Далее мы встречаем фразу "всякое лето", то есть как бы ("все лета"). Этот оборот является (?) аналогом английского "every". Однако, современный русский человек предпочтёт сказать "каждое лето". И в этом "каждое" будет больше конкретики, а значит - логической сложности, чем в слове "всякое".

Есть в английском языке, как и в детской речи, инверсное (пассивное) построение предложения, как, например, "Мама, поцелованная папой". Такую конструкцию мы можем иногда встретить и у Карамзина. Особенно при описании пейзажей или (?) при подчёркивании величия правящей нами судьбы.

)